А. Родных. Война в воздухе в былое время и теперь Предисловие

Выпускаемая книжка первая является предтечею целого ряда книжек под общим заглавием: «Война в воздухе в былое время и теперь».
Таким образом, пред читателями постепенно пройдет картина действий и успехов военных воздушных сил во все времена.

Александр Родных.



Таинственные воздушные корабли

Март и Апрель 1892 г. чуть не каждый день приходили со всех концов России известия о виденных то там, то здесь управляемых воздушных кораблях, явившихся со стороны Германии и Австрии и носивших преимущественно над пограничными крепостями. Сведения сообщались за подписью местных почтенных жителей, и газеты стали бить в набат, призывая правительство прекратить неблаговидные действия соседей, рассматривающих крепостные постройки с небесной вышины. Несмотря на то, что астрономы обвиняли в этой смуте умов планету Венеру, вступившую в фазу яркой красоты, все же сообщения о таинственном воздушном корабле не прекращались, равно как и обращения газет к правительству о необходимости применения мер к искоренению подобного нежелательного и опасного в государственном отношении явления.

Таинственный же корабль носился не только над крепостями западной России; его видели и в Прибалтийском крае, и в Финляндском и в Крыму, и над вершинами Кавказа.

Тогдашний военный министр Ванновский поручил командиру Учебного Воздухоплавательного Парка штабс—капитану А.М. Кованько собрать по сему поводу надлежащие сведения. От военных и гражданских властей были присланы различного рода сообщения, которые были проверены астрономическими и метеорологическими данными. Собранный командиром Учебного Воздухоплавательного Парка материал, представленный военному министру, явился доказательством заблуждения, в которое впало почти все русское общество.

Однако этой ошибке было причастно не только общество русское: как раз на дни составления доклада военному министру, в Германии появились известия о полетах таинственных французских воздушных кораблей над пограничными немецкими крепостями. Шум был поднят по этому поводу изрядный, но продолжался короче, чем у нас, так как на небо были направлены сильные телескопы, убедившие маловерных в ошибочности зрения.

Здесь кстати будет упомянут, в виде печального курьеза, что один из комендантов крепостей, положившись на свою дальновидность, в своем сообщение по поводу полетов таинственного воздушного корабля, указал даже число рассмотренных им на нем пассажиров в германских касках, за что и был уволен военным министром от своей должности.

История учит, но только тогда, когда «ее учат». Обыкновенно историю забывают. Поэтому когда в 1904 г. в своей новой фазе красоты Венера с неба стала любоваться на своего незаконного супруга Марса, спустившегося на землю в поисках свежих лавров, то события 1892 г. повторились. Только местом действия явились Сибирь и Маньчжурия, а зрителями были железнодорожные власти от Байкала до Аргуни и Сретенска на протяжении свыше 1500 верст. Была составлена схема линий Забайкальской, Кругобайкальской и Восточно-Китайской ж. д. с обозначением пунктов, с которых поступили донесения о замеченных воздушных шарах с 6-го по 17-е июля 1904 г.[1] с точным указанием времени в часах и минутах. Во Владивостокe также тревожно следили за яркою планетою, принимая ее за японский воздушный шар.

Схема
В 1905 г. во Франции отправлена была из Шербурга целая эскадра на поиски мнимого воздушного шара, оказавшегося ... Венерой. Так как все прошлое быстро забывается, и человеческое зрение покоится на предвзятости мысли, то подобные ошибочные представления о небесных светилах повторились чуть ли не на днях и будут вероятно и впредь повторяться.

С развитием дела летания и применения во время полетов прожекторов, случаи ошибочного зрения участились. В 1913 г. из многих городов близких к нашей западной границе приходили известия о таинственных воздушных кораблях, летавших ночью над городом, основанные на том же печальном недоразумении. Немудрено, что в нынешнюю войну, в самом её начале, совпавшем с ярким сиянием Юпитера на небосклоне, мысль человеческая, обеспокоенная возможным появлением вражеских воздушных сил, стала облекать лучи Юпитера, прерываемые дымкою облаков ходячих, в виде воздушных кораблей с прожекторами.

Как курьез эти видения в первую голову появились там, где их всего менее можно было ожидать: в Перми. В конце января не проходило ночи, чтобы жители этого города не видели в небе светящиеся точки, принимаемые ими за вражеские аэропланы, и нельзя их даже было разубедить в противном, так как эти видения сопровождались еще кажущимся шумом моторов. Посещение Перми, совершенное в конце января на неуправляемом воздушном шаре тремя германскими воздухоплавателями, определившими путем опыта, что ветер из Германии дует прямо к пермскому пушечному заводу, видимо изрядно запечатлелось в среде пермяков и послужило причиною их нервного зрительного промаха при игре заоблачных лучей Юпитера.

Развитие военных действий в воздухе и слухи чрез газеты о том, что творится в Перми, заставили обывателей поглядывать на небо, на котором красовался Юпитер, своими лучами вовлекший в подобную же ошибку еще жителей других городов, как напр., Казани, Симбирска, Киева, Измаила. И астрономам пришлось выступить в благодетельной роли успокаивателей расстроенных нервов.

Наши враги тоже впали в подобное заблуждение, для разъяснения которого в Германии были выпущены разъяснительные распоряжения. Так комендант города Бохума, лежащего недалеко от французской границы, в начале августа известил его жителей, а также и войска, что замеченный ими вечером приближавшийся французский дирижабль с прожектором, по расследованию оказался не дирижаблем, а планетою Юпитером, о чем и доводит до сведения публики, дабы она впредь не впадала в подобную ошибку.

Недавно, с трудом освободившись от коварных германских объятий, наш знаменитый шахматист А.А. Алехин явился свидетелем в Мангейме в час ночи на улицах у вокзала необычайного оживления. Была слышна стрельба. Кто-то пустил слух, что над Рейном показался французский аэроплан; однако никакого аэроплана не было, и стрельба была открыта по облакам, введённым в заблуждение.

В Штутгартe в том же августе было издано еще более любопытное распоряжение по сему поводу штутгартским полицейским, который, по-видимому, писал с пивною пеною у рта: «Полицейские! народ в нашем городе сходит с ума. На улицах толпятся старые бабы и в юбках, и в штанах и ведут себя самым постыдным образом... Облака принимают за аэропланы, звезды за воздушные корабли, свертки у велосипедистов за бомбы... Невозможно представить, что настанет, когда придет действительно трудное время... Можно подумать, что мы в сумасшедшем доме. Обязанность всякого, кто не трус и не негодяй, заниматься своими делами и исполнять свои обязанности, особенно в настоящее серьезное время».

Остается для нас пока тайною, каким «культурным» путем, подчиненные штутгартского полицеймейстера, издавшего вышеприведенный приказ принялись за воздушное просвещение народа.

Сами по себе все эти истории с таинственными воздушными кораблями помимо своей наивной трогательности, обращают на себя внимание приведенным психологическим материалом, который невольно возбуждает мысль, что только тогда человечество освободится от ошибок, когда приведет свои чувства в гармонию со знаниями.



Как началась нынешняя воздушная война

По причинам всем понятным изложение затрагиваемого вопроса обусловлено здесь исключительно пределами возможного по военному времени и представляет собою только те сведения, что прошли чрез газеты. При всей своей скудости газетные данные дают возможность нарисовать такую картину применения военных воздушных сил в нынешней войнe:

В те дни, когда не имеющая своих принципов, Австрия крепко ухватилась за сербского Принципа, политическая атмосфера настолько затуманилась, что уже не представлялось возможности летать с тем спокойствием которое позволяет ясно различать границы соседних государств.

Во избежание тревожного любопытства, именуемого шпионством, русское правительство прибегло к воспрещению полетов без надлежащего разрешения над районом западной пограничной полосы и над укрепленными местами. Это распоряжение, подписанное военным министром, явилось на 12 июля одновременно с правительственным сообщением об австрийском ультиматуме Сербии.

К 15 июля морское министерство присоединило свое распоряжение о воспрещении полетов над побережьем Финского залива и таким образом западная часть русского государства была приведена в состояние воздушной обороны, чтобы по возможности затруднить коварным друзьям высматривание передвижения наших военных сил.

События развертывались быстрее железнодорожного полотна, и к 16 июля сербские летуны, летая вдоль своей границы, явились свидетелями, как австрийские пушки стали выходить из себя, чтобы разгромить если не само сербское военное министерство, то хотя его здание и сам Белград. 19 июля была объявлена Германией России война и с 20 числа, в день Святого Ильи, покровителя всех так или иначе возносящихся на небо, началась в воздухe боевая служба военных летчиков и добровольцев-летунов.

Не объявляя войны Франции, германские войска перешли французскую границу и обстреляли Птикруа, а берлинское телеграфное агентство Вольфа в тот же день 20 июля срочно сообщило по всему миру, что французские авиаторы утром сбрасывали бомбы в окрестностях Нюренберга, и только 22 число явилось днем объявления Германией войны Франции. Хотя сообщение агентства Вольфа было французским правительством опровергнуто, все же повод к войне нашелся и, соответственно духу времени, явился почти воздушным: война была объявлена Франции единственно потому, что над Бельгийскою страною летали будто бы французские аэропланы.

Война вступила в свои права, и для защиты Парижа от внезапного нападения германских цеппелинов и аэропланов, по небу в темные ночи стали шарить лучи прожектора, ища воздушного врага. Однако он сперва оказался на земле: несколько германцев, переодетых во французскую военную форму, пытались проехать на автомобиле к авиационным ангарам в Исси-де-Мулино около Парижа, чтобы взорвать их взятыми с собою бомбами. К счастью, замысел был своевременно разоблачен вместе с французскою формою.

Быстро приступили к действию во Франции воздушные отряды, причем все военные летчики были назначены в действующую армию, а гражданские заняли места инструкторов в авиационных школах. Объявление войны застало нескольких русских летунов во Франции, где они и вступили в военную службу в качестве преподавателей авиационных знаний, между ним известный летун Славороссов. Застрявший же в России французский авиатор Пуаре, хорошо известный Петрограду, поступил добровольцем в авиационный отряд и получил соответствующее назначение. Как известно его воздушная деятельность уже отмечена Георгиевским крестом 4-й степени.

С самого начала объявления войны небо явилось предметом всеобщего внимания: и зрение и слух были направлены на то, чтобы заметить или уловить появление или приближение вражеского летательного аппарата. Блеск Юпитера, красовавшегося на небе, ввел в сильное заблуждение как русский, так и германский народ; всем казалось по ночам, что появились вражеские аэростаты или аэропланы, снабженные прожекторами; вооруженные германцы даже стреляли в эти аэропланы. У нас же более всех были встревожены этими кажущимися аэропланами жители города Перми; видно сильно запечатлелось у них в памяти недавнее посещение этого города в мирное время тремя германцами, на свободном воздушном шаре прилетавшими из Берлина и убедившимися, что ветер дует из Германии прямо к пермскому пушечному заводу. Здесь кстати будет отметить те похвальбы и надежды на германский воздушный флот, что высказывались, проживавшими в начале войны в Петербурге германцами, жертвователями на свой воздушный флот, спокойно распевавшими «Deutschland uber alles», не ожидая, что подходит время спеть эту песню в русском переложении, чтоб германцы отовсюду «убирались». Подобные лица, ничуть не стесняясь своего второго отечества, похвалялись, что чрез неделю их соотечественники явятся сюда в Петербург не по воде и по суше, а по воздуху, и все будут германскими подданными. В самой Германии, по свидетельству артиста императорских театров М. Н. Каракаша, на второй день объявления войны попавшего с другими русскими в Берлине для допроса в военную тюрьму, во дворе ее к его ногам упал из одного окна с железною решеткою гребешок, на котором по-русски была сделана следующая надпись: «Я авиатор Илья Воробьев из Полтавы. Передайте России и всем близким, что завтра в шесть часов утра меня расстреляют». За что приговорили германцы к расстрелу нашего русского рабочего слесаря, служившего под Берлином в Иоганнистале на авиационном заводе в качестве шеф-пилота, осталось неизвестным, равно как, приведен ли был расстрел в исполнение.

Вот приблизительно обстановка нервно воздушного настроения, в которое впали воюющие государства, но более всех Германия, жители которой приобщенные к шпионскому фонду и воспитанные в вере в сказочные силы техники, теряя соображение, видели в самом центре своего государства во всяком летучем предмете вражескую силу, так что приходилось приказами напоминать германскому населению, что производится учение летунов и в них, мол, не надо стрелять.

С символической пулей во лбу от Бельгийского Короля, поправ все божеское и человеческое, на автомобилях и поездах ринулся чрез Герцогство Люксембургское со своими полчищами Вильгельм Второй на Бельгию и принялся громить Льеже из тех 42 сантиметровых пушек, что в виде сюрпризов были подготовлены в подземельях крупповских заводов, дабы поразить всю Европу. Пушки были установлены на коварных шпионских площадках за добрый десяток верст от Льежа, и привязные воздушные шары и змейковые аэростаты с германскими офицерами взвились в заоблачную высоту, чтобы руководить оттуда по телефону местам артиллерийского огня и молота. Разведочные дирижабли и аэропланы уже успели долетать до Брюсселя и своими хищными взорами проникнуть в расположение бельгийских войск и укреплений.

Бельгийские авиаторы ринулись в борьбу с германскими аэропланами, и уже с 23 июля одним германским летуном стало меньше. 24 июля по рассказам бельгийцев над Льежем показался огромный цеппелин; тот час на него ринулся один из бельгийских летунов и, протаранив своим аэропланом, погиб вместе с ним. Что касается германских аэропланов, носившихся над Льежем, то хотя некоторые из них были сбиты выстрелами с земли, все же стрельба эта была не столь действительна, как хотелось. О душевном состоянии летунов во время обстрела их шрапнелью оставили свидетельство два бельгийских летуна, поднявшиеся над Льежем и полетевшие по направлению западных фортов. Они были приняты за неприятелей не только германцами, но и со стороны своих. По ним был открыт огонь со всех сторон. Снаряды, к счастью не достигали их, но сотрясение воздуха от взрывов шрапнелей было так велико, что аэропланы качало, как корабли в сильную бурю. Летуны, хотя и сообщили, что никакие нервы не в состоянии вынести этого опыта, сами все еле удержались в воздухе и поведали обо всем своему славному отечеству. На помощь к бельгийским авиаторам присоединились с 24 июля несколько французских, и сообща те и другие стали защищать страну от неприятельских воздушных разведок. 29 июля с фортов удалось подстрелить германский аэроплан, летавший над Намюром, и взять в плен находившихся на нем двух офицеров. В конце же июля бельгийские летуны, смело летали над германскими позициями, проникли и до самой германской границы.

22 июля началась официально война Германии с Францией, и в тот же день городу Люневилю пришлось понести материальный ущерб от трех бомб, сброшенных с германского аэроплана. Основатели французского кружка авиаторов с Роландом Гарро во главе в момент зарождения войны с Германией предоставили своему отечеству свои силы, опытность и знания, образовав маленькую воздушную эскадру для борьбы с врагом в воздухе. Уже на следующий день лондонские вечерние газеты оповестили весь мир о геройской гибели Гарро, который, пожертвовав собою, уничтожил цеппелин, протаранив его своим аэропланом. Неверность этого сообщения обнаружилась только через две недели. В продолжение же этого времени строки, посвященные захватывающему событию, вызвали из Мира теней и забвения геройские поступки человечества, незаметно и неизменно поддерживающее смысл дальнейшего его существования.

26 июля летун Перрэн настиг на аэроплане цеппелин, витавший над окрестностями Нанси, взвился над ним и низверг его на землю, разорвав в клочки бомбою; а 28 числа французские авиаторы побывали уже над Боденским озером в 115 километрах от границы своего отечества и разрушили бомбами мастерские Цеппелина в Фридрихсгафене.

Из Восточной Пруссии германские аэропланы, пересекли русскую границу в различных местах с самого начала войны, устремились внутрь нашей страны, желая разведать расположение русских сил, и побывали над Ковно, Гродно и Усть-Двинском. Однако их постигали убийственные неудачи. Так 24 июля германские аэроплан, летевшие по направлению на Волковышки, близ границы был сбит ружейными выстрелами нашей конницы, и находившиеся на нем офицер и два солдата германской армии были ранены.

Один из аэропланов, освещавший Гродно своим прожектором в конце польской ночи, был уничтожен. В то время как нашими войсками велась успешно борьба с воздушной разведкой противника, наша собственная воздушная разведка все более и более проникала вглубь неприятельского расположения и давала ценные сведения в особенности в Галиции. Одним из первых сообщений о воздушных поединках является любопытное письмо, помещенное в московских газетах, о том, как в конце июля на австрийской границе над линией расположения русских войск показался неприятельский аэроплан. Поручик Соловьев вызвался прогнать врага, поднялся на фармане и настиг противника. Затем целым рядом удачных воздушных движений Соловьев заставил германского летуна взять направление на русскую землю, где в конце концов тот вынужден был приземлиться и отдаться вместе со своим аэропланом в руки русских.

Еще в 1912 году во время войны болгар и сербов с турками при осаде Aдpиaнoпoля аэропланы были использованы, как средство удобное для передачи врагу своих задушевных мыслей, выраженных в разбрасываемых с аэропланов листках. В нынешнюю войну к такому разбрасыванию листовок с аэропланов германцы и австрийцы прибегли в обширном размере и с самого его начала. Повсюду в пограничных местностях уже в июле были с воздуха пущены безграмотные листки с обращением, преимущественно к полякам. Воззвания эти, разбрасывавшиеся пачками с аэропланов, напечатаны на больших синих листах бумаги или сфотографированы на овальных твердых карточках, а также изготовлены и литографским способом.

Изделия германских и австрийских военных дипломатов, по русскому обычаю, были быстро выкурены: наши воины понаделали из них себе «цигарки». В конце июля прокламации с обращением к полякам были сброшены с германского аэроплана в окрестностях Варшавы; германское приглашение польского населения примкнуть к вражеским рядам было встречено с негодованием поляками, увлеченными идею славяно - германской борьбы.

Вот приблизительно такиe события, что развернулись в воздухе и на земле в связи с развитием летания только за первые 12 дней небывалой еще в Мире борьбы.

Александр Родных.

Источник:  http://www.simvolika.org/vv051.htm
Информация добавлена: Арсен Мелитонян
http://www.simvolika.org/vv051.htm
" data-title="А. Родных. Война в воздухе в былое время и теперь" >