М. Чернушевич. Приемы военного шпионства и шпионы (Наставление для ниж. чинов. (С.-Петербург, 1914 г.). Поимка злоумышленника с планом крепости.

В сентябре 1911 г. Командир Богушского отряда 8-й пограничной Граевской бригады Штабс-Ротмистр Юзефович получил сведение, что в ночь на 2-е Сентября 2 подозрительных лиц предполагают пронести за границу добытый ими неизвестным путем план нашей крепости Осовец.

Взяв двух нижних чинов отряда и потребовав жандармского унтер-офицера Скодина и земского стражника Коцолапова, Ротмистр Юзефович занял с помянутыми чинами секрет на границе, а затем, в час ночи, задержал 2-х человек, намеревавшихся незаметно перейти через границу и назвавшихся жителями посада Граево: Генрихом Сборовским и Юдкой Розенштейном.

Генрих Сборовский, по выяснению дела, оказался проживавшим последнее время в крепости Осовец.

При задержании этих лиц, около них был найден сверток, заключавший в себе план помянутой крепости. И так, ясно, что местный житель посада Граево последнее время проживал в крепости Осовец главным образом для того, чтобы раздобыть план этой крепости, составляющей государственный секрет, с целью, затем, передать этот план иностранному государству.



Военный шпион и шпионство.

Вот это действие Сборовского называется военным шпионством.

Вообще-же военным шпионством называется сбор всякого рода сведения, которые касаются вооруженных сил государства, а те лица, как, например, в данном случае Сборовский и Юдко Розенштейн, которые какими-то неправдами добыли план крепости с целью передать их иностранному государству, называются шпионами.



Задержание нарушителя границы.

В Сентябре прошлого 1912 года ефрейтор Коленкоуцкого отряда 20 пограничной Хотинской бригады Ветлугин, находясь на охраняемом им участке границы, заметил, что какой-то человек перебегал из Австрийского леса в наш и направился вглубь леса.

Ветлугин, побежав наперерез неизвестному, задержал последнего.

При задержанном, однако, никакой контрабанды не оказалось.

На открытую Ветлугиным тревогу не замедлили прибыть: начальники поста и очередной объездчик, которые и доставили нарушителя на кордон.

На кордоне, по опросе, задержанный назвался Австрийским подданным Яном Маевским.



Обыск Маевского.

При более подробном, обыске его, при нем обнаружены были, зашитыми в платье: карта Европейской России немецкого издания и разная переписка на польском и немецком языках, по содержанию своему дававшая основание предположить, что именующий себя Маевским принадлежит к числу младших агентов австрийского шпионства.

Между прочим задержанный заявил, что желает, чтобы его отправили к Главнокомандующему, которому он откроет важное сообщение.

Спрашивается, для чего он заявил желание быть отправленным к Главнокомандующему?



Наказание за шпионство.

Дело в том, что пойманные и уличенные шпионы подвергаются очень строгому наказанию по суду как прежде, так и теперь. Так, согласно Высочайшие утвержденному, 5 Июля 1912 г., новому закону они подлежат: в военное время — наказанию вплоть до смертной казни, а в мирное время вплоть до бессрочных каторжных работ.



Уловка шпиона.

Зная таковую свою участь, шпион Маевский, конечно, желает избавиться от суда, а для этого, думает он, надо постараться убедить главнокомандующего, что он бежал от своих, с целью поступить шпионом к русским властям. Если это удастся, то он избежит каторжных работ. Это его условие.



Двойное шпионство.

Если такой или иной шпион, так или иначе, поступит к нам на службу, то, пользуясь его услугами, например хотя бы по нашим контрабандным делам, с ним надо быть очень осторожным. Надо всегда помнить, что шпион, избравший себе это ремесло, в большинстве случаев работает на две стороны, да так ловко, что часто весьма продолжительное время, и даже совсем, остается неуличенным.



Чем интересуется шпион.

С одной стороны, будучи нашим пограничным шпионом по части контрабанды, он, пользуясь положением нашего агента и не возбуждая подозрение, с другой стороны собирает нужные ему сведения о приграничных войсках, крепостях и проч.

Вообще шпионы интересуются всем, что имеет отношение к военной жизни нашего отечества, главным же образом всем тем, что мы храним в секрете и что называется военной тайной.



Как шпион желал получить секретные документы.

Приведем следующий случай обнаружения шпионской деятельности.

Адъютант 16-й пограничной Сандомирской бригады Ротмистр Брагинцев из доклада старшего писаря Петкевича, узнал, что один еврей желает добыть из штаба бригады секретные документы, касающиеся мобилизации.

При посредстве того же писаря Петкевича, и с помощью старшего вахмистра Бережнева, старших писарей Забудского и Миронова и младшего писаря Анфилникова, бригадный адъютант, 9 сентября 1912 г., ловко составив план задержания этого еврея, удачно осуществил это задержание: еврей никак не мог подметить расставленную ему западню и попался.

При производстве по этому делу подробного расследования обнаружилось, что еврей-шпион в данном случае действовал в интересах австрийского правительства.

Еврей этот за секретные документы обещал Петкевичу денежное вознаграждение на что Петкевич, помня долг службы и присягу, данную на Кресте и Святом Евангеле, не пошел, доложив тотчас же своему ближайшему начальству. За выдачу австрийского шпиона Петкевич был награжден знаком отличия Св. Анны, независимо денежной награды.

Не дай Бог, если бы Петкевич соблазнился еврейским подкупом. По пословице «шила в мешке не утаишь», все равно преступление Петкевича было бы открыто очень скоро и не миновал бы он каторжных работ, а теперь, за честное и неподкупное отношение к делу, ему и честь и слава по всему нашему Корпусу, да и по всей России.



Какие, примерно, сведения стараются собрать шпионы.

Каждый военный шпион, работая около какой либо военной части, старается узнать:

а) О составе частей войск (т.е. о количестве людей, лошадей, обоза и проч.); устройства частей: как они делятся, сколько батальонов, рот или эскадронов, батарей и сотен, как располагаются, в казармах ли, или по городам и селам, или в крепостях; какое имеют войска вооружение и амуницию, какого образца орудия, размер, вес, качество и количество всего сказанного в данной части, например, как в приведенном случай, наших бригад, для чего еврей и старался добыть секретные документы по мобилизации бригады.

б) Об обучениях, производимых в войсках в зимнее время и летом.

в) О военном начальстве, т.е. о характере их — энергичный, строгий, лихой, настойчивый и пр.; образе жизни и отношения к солдатам и высшему военному начальству.

г) О военных учреждениях (штабах), складах оружия, магазинах с амуницией и провиантом, пороховых погребах, месте их расположения и их охране.

д) О крепостях и укрепленных пунктах и о местности их окружающей, как и где удобнее подходить к ним, имеются ли искусственные препятствия и где расположены.

е) Какие перемены будут происходить в войсках или в пограничной бригаде при объявлении мобилизации, куда предположено их двинуть и где расположить.

ж) О призыве запасных и новобранцев и о числе их. Какого года запасные призываются в часть и какой губернии. Последнее очень важно, так как дает возможность врагу рассчитать время окончания мобилизации.

з) О маневрах, особенно больших; об учебной стрельбе и её успешности, т.е. хорошо ли стреляли (много ли пуль в цель попало).

и) О занятиях артиллерии, сапер, понтонер, воздухоплавательных рот и железнодорожных батальонов и т.п., о транспортах; о числе подвод, в них заключающихся, роды их (парные, одноконные и проч.); какой положено иметь на них груз и во сколько пудов, место расположения транспорта, куда назначают его и о времени передвижения его.

к) О характере местности, где расположены войска: в горной, равнине, болотистой и проч.; о состоянии грунтовых, шоссейных и железных дорог; о переправах и мостах, особенно через реки; о телеграфах и телефонах, их направлении и об их станции.

л) О всяких, а тем более о секретных военных приказах, об отчетах, расписаниях и справочных книжках, присылаемых из высших дистанций в штабные канцелярии.



Время и где преимущественно работают шпионы.

Агенты иностранных государств чтобы быть всегда в курсе дела занимаются шпионством как в мирное, так и в военное время и притом всюду, где есть войска, а следовательно шпионят и за Пограничной Стражей; где сама местность представляет собою интерес для государства и в особенности в крепостных и приграничных районах, где отправляет службу Пограничная Стража.



Случай задержания подозрительных лиц.
Под каким видом можно обнаружить шпионов.

Командир Новоселицкого отряда 20-й пограничной Хотинской бригады Ротмистр Максимович, узнав, что в приграничных селах в последнее время, под видом шарманщиков, фокусников, монахов и т.п. появилось много подозрительных лиц, приказал нижним чинам подобного рода людей, хотя бы они были с паспортами, препровождать к нему, на пост.

Действуя согласно полученному приказанию, рядовой отряда Безуглый, идя 24 мая 1912 года обходом, обратил внимание на двух прилично одетых молодых людей, из которых один имел в руках гитару, а другой балалайку.

Подойдя к ним и обыскав их он обнаружил при них географические карты Европейской России и Бессарабии, а затем еще и компас.

Заподозрив в них ненадежных людей, он привел их на Новоселицкий пост к командиру отряда. Здесь оба задержанные предъявили свои паспорта и свидетельства об окончании Виленского городского училища.

Однако, при более тщательном осмотре их, в складках пиджака одного из них командир отряда нашел записную книжку, в которой была съемка всех постов бригады 2, 3 и 4 отделов, причем против каждого поста были поставлены цифры: «14, 17, 5» и т.д. Очевидно цифры эти обозначали количество людей на каждом посту, так как приблизительно они совпадали с числом людей на соответственных постах.

Кроме того, в этой же книжке был найден шифр (условные цифры, обозначающие какие либо слова или буквы), ключ от которого (т.е. значение этих цифр) они дать ему отказались.

Между прочим в книжке этой оказались записанными фамилии бежавших политических преступников.

Задержанные утверждали, что они бродячие музыканты, и на все прочие вопросы отвечать отказались.

Надо заметить, что каждый шпион, для отвода от себя подозрения, старается выдать себя за такое лицо, которое ничего общего со шпионством не имеет.

В большинстве случаев шпионы выдают себя за торговцев какими-нибудь товарами, как; например: открытыми письмами, мелочными домашнего обихода вещами, картинами, старыми вещами, солдатскими вещами и т.п.

Часто шпионы выдают себя за парикмахеров, фотографов, мастеровых или рабочих, музыкантов (как в приведенном выше случае), шарманщиков, точильщиков ножей и проч.

Иногда же шпионы поступают лакеями в пивные, посещаемые солдатами.

Перед Японской войной много офицеров японского генерального штаба работало в парикмахерских города Порт-Артура, Владивостока и Хабаровска, или в качестве лакеев у высокопоставленных военных начальников во время войны, наши офицеры узнавали некоторых из них в числе взятых в плен, в форме японского генерального штаба или наши пленные узнавали таковых уже в самой Японии.



Женщины-шпионки.

Между шпонами очень часто обнаруживаются и женщины, которые, соблазняя, например, солдата, выведывают от него все, что им надо, пользуясь его неразумною болтливостью или слабостью к женскому полу и тем заставляют его забыть долг данной им присяги.

Шпионы, чтобы добыть необходимые им сведения, чего только не измышляют для того, чтобы скрыть свое истинное занятие и познакомиться с нашими служащими как на военной, так и на гражданской службе, и особенно с солдатами, с какими легче познакомиться и добыть от них нужные сведения. Откуда, спрашивается, музыканты, задержанные стр. ряд. Безуглым (да и молодец же он, сразу сообразил, получив признание офицера) могли узнать численность наших людей на постах? Название поста, конечно, они прочли на постовой доске, а вот число людей выведали от солдат, вступив с ними в разговор, после игры на своих убогих инструментах.



Еще случай задержания шпиона, пожелавшего добыть план нашего пироксилинового погреба.

Старший писарь 1 отдела 9 погр. Домжинской бригады Сергеев получил сведения от доносителя, что прусскоподанный Сментыка, житель деревни Туровены, желает получить план пироксилинового погреба отдела за хорошее вознаграждение. Старший писарь Сергеев об этом немедля доложил командиру отдела.

Командир отдела, 20 ноября 1912 г., отправился на пост Винценты №1, куда одновременно вытребовал доносителя, которого, в присутствии командира отряда Ротмистра барона Штакельберга допросил. Доноситель подтвердил командиру отдела правильность доклада Сергеева относительно плана.

Надо было хорошо продумать, чтобы с поличным задержать прусского шпиона, а вместе с тем проверить благонадежность доносителя.

Командиром отдела и Ротмистром бароном Штакельбергом составлен был такой план:

Для передачи Сментыку дать доносителю неправильно начерченный план, а саму передачу устроить так, чтобы план не мог быть вынесен за границу. Задержание Сментыка с этим планом служило бы доказательством, что последний действительно состоит прусским шпионом.

Вместе с тем, желая убедиться, не служит ли доноситель для добывания каких-либо других сведений для Сментыка, командир отдела передачу плана оттягивал в продолжение трех недель.

Частый приход Сментыка к доносителю доказал, что цель его действительно получить от последнего план.

Наконец, 9 декабря доноситель сообщил барону Штакельбергу, что в виду наступающих праздников Сментык придет за получением обещанного плана 10 декабря в последний раз.

В виду этого командир отдела потребовал заранее уже предупрежденного жандарма кого унтер-офицера Дорогова, который и явился в 2- часа дня 10 декабря. Доноситель же явился к командиру отряда Ротмистру барону Штакельбергу, от которого, согласно указанию командира отдела, и получил план. Тут же доноситель предъявил 9 рублей, полученных от Сментыка авансом вперед, в присутствии унтер-офицера Дорогова. Однако доносителю не было сообщено, что в деле задержания Сментыка примет участие жандармский унтер-офицер.

Доноситель, получив план, отправился в корчму, где его ожидал Сментык. Туда же отправился унтер-офицер Дорогов.

Унтер-офицер Дорогов, войдя в корчму вслед за доносителем и заметив, что передача плана Сментыке уже состоялась, арестовал их обоих и доставил на пост к ротмистру барону Штакельбергу.

По приказанию помянутого ротмистра, начальник поста унтер-офицер Андрианов, в присутствии понятого, подробно обыскал обоих задержанных, причем у Сментыки был обнаружен им тот план порохового погреба, который был вручен Ротмистром бароном Штакельбергом. План спрятан был Сментыком между штанами и сапогами около голенища сапог.

О задержании командиром отдела был составлен протокол, а Сментыка, вместе с протоколом, передан, согласно правил, жандармским властям для дальнейшего преследования Сментыка по закону о шпионах. Доноситель же за сведения получил денежную награду 50 руб. — более того, что ему пообещал Сментыка.

Спрашивается, для чего Сментыке понадобился план порохового погреба Пограничной Стражи? Несомненно для того, чтобы передать иностранной державе, которая особенно старательно собирает полные сведения о соседних государствах: Франции и России.

Для чего же нужно было иметь план порохового погреба? Конечно уверенно ответить невозможно, но, надо полагать, затем чтобы, в случай мобилизации, взорвать этот погреб. А кто же погреб взрывать осмелится, ведь он всегда охраняется часовыми?



Немецкие союзные общества в г. Лодзи и их цели.

Немецкими колонистами организуется и обучается целое воинство, при тайной поддержке соседних правительств. Поздние факты только подтверждали сообщение газеты.

Подтверждает это весьма заметное среди немецких колонистов стремление объединиться в более или менее обширные организации, под видом различных обществ. Так, например, в городе Лодзи имеется более 10 разных союзных обществ, насчитывающих многие тысячи членов, а именно: 18 певческих обществ, являющихся, по мнению сведущих лиц, политическими постами; потом четыре спортивных общества, пять гимнастических обществ, семь отдельных пожарных команд, несколько отделений стрелков и т.д. Многие из этих соединенных обществ имеют совершенно военную организацию. Кто поручится, что в случае распоряжения о мобилизации одно из этих организованных на военный лад общества неожиданно не нападет, скажем, на наш пироксилиновый погреб и не взорвет его, или не нападет на наши пограничные посты?

Неоднократно случалось нам читать в газетах, что у самого главного форта одной из важнейших наших западных крепостей немецкий колонист построил огромную мельницу, хотя окружающая местность вовсе не соответствует этого рода постройкам.

У другого форта, также на земле немецкого колониста, водружен огромный крест на том самом месте, где стояла мельница, недавно, сгоревшая от удара молнии.

Известен так же случай, когда у одного мельника, в окрестностях крепости на реке был найден полный комплект моста, содержащийся в разбросанном виде.

Ясно, что соседи наши при помощи проживающих в России своих агентов-шпионов неё это подготовляют на случай войны с нами.

Из газет мы знаем, что в городе Б., в узле наших железных дорог, директор обширной немецкой фабрики, вступивший в управление ею несколько лет назад, отличается военной выправкой, а также любовью к одиноким, более или менее продолжительным прогулкам — очевидно для шпионских целей.

Один фабрикант почему-то часто навещается проезжающими иностранными офицерами. Очевидно для того, чтобы получись от фабриканта собранные тем сведения.

Не так давно в Сосновицах директором фабрики оказался иностранный офицер. Несомненно, для того, чтобы под этим видом скрыть настоящую задачу — военное шпионство.

В одном пункте, только было преступлено к возведению военных сооружений, появился фотограф, избравшей своей специальностью изготовлению портретов низшим чинов.

Нахальство этого специалиста видно из следующего объявления:

«Имеющие нижних чинов Невского гарнизона, что мною открыто роскошно обставленное фотографическое заведение, где принимаются всевозможные заказы на фотографические снимки по весьма умеренной цене, что нижние чины отнесутся к моему новому предприятию с должным вниманием и удостоят своим благосклонным заказом» — Ишь как ловко заманивает солдата!

В Варшаве магазин фотографических материалов оказался центром обширной шпионской организации, а представитель германского общества сельскохозяйственных машин и автомобилей — агентом иностранного генерального штаба, — очевидно с целью заманивать нижних чинов, чтобы нечаянно выведать от них что нужно.



Немецкие шпионы широко ведут свое дело.

Итак, мы видим, что немецкая система разведки практикуется у нас в широких размахах; что задача немецких шпионов выходить из узких рамок осведомления пославших их, например, разузнать о пороховом погребе у пограничников, а стремятся к созданию, в момент мобилизации, средств помешать правильному её течению разными способами, включительно до открытого нападения, и притом неожиданно, на наши учреждения, приступающим к мобилизации, производя порчу средств спасения (телеграфы), передвижные (железные дороги) и питания — (склады и пороховые погреба).



Шпионские приёмы заводить знакомства с нижними чинами.

Шпионы стараются завести знакомство с нижними чинами в большинстве случаев при посредстве частных лиц уже знакомых с солдатами, или как-будто бы случайно в трактирах, а нередко и около самых казарм и даже в казармах, куда приходят с подложными разрешениями. Знакомятся и просто на улице или по железной дороге. Ведь это так удобно подойти или подсесть и заговорить о разной разности, а потом незаметно и к цели своей подойти — выпытывания нужных сведений — ведь мы горазды поболтать и всю душу, что называется, выложить, даже незнакомцу.



Как шпион выпытывает у солдат и склоняет их к измене.

Чтобы выпытать и склонить солдат к измене, шпион начинает всегда с самого невинного разговора. Рассказывая и искусно показывая свою, будто бы, горячую привязанность к солдату и мнимую любовь к отечеству, начинает, затем, восхвалять солдата, и, наконец, приступает к расспросам: долог ли срок его службы, любит ли свою роту или сотню, т.е. ротных товарищей и начальство из ниж. чин., что делается в роте и как проводят время.

Чтобы еще более провести солдата, шпион, познакомившись с ним, например в трактире, начинает уверять, что он держит с товарищами пари и желает, чтобы солдат был свидетелем. За пиво, вино и водку (в трактире, куда ходят солдаты к тайно этим торгующим) платит, конечно, новый знакомый и при посредстве крепких напитков достигает того, что солдат становится способным все сказать.

Заговорив о жаловании, шпион указывает солдату, что жалованье он получает малое, а потому, ежели требуется, то он даст ему денег. И вот солдат, поддавшись искусителю, берет сперва деньги на угощенье, чтобы ответить угостившему, а потом еще и на другие надобности и так все больше и больше, так что в конце концов и отдать не может. Знакомит шпион солдата с женщинами, а на это еще ну, ясно, деньги. Смотришь — долг вырос до большой суммы.

Вот тут то и завяз солдат.

Запутав в денежных счетах солдата, шпион сразу меняет свои отношения к нему: требует немедленной уплаты всего долга, угрожая доносом, и таким путем добивается, что солдат готов на преступление: похитить секретные документы, книжки, планы и проч., т.е. всего того, что составляет военный секрет, близко около которых ходит солдат.



Солдат не должен быть болтливым и должен помнить о присяге.

Солдат всегда должен помнить, что шпионы зачастую угощают солдат напитками, чтобы сблизиться с ними для своих целей. Поэтому солдат о военных делах, и тем более ему вверенных, не должен говорить вообще с посторонними лицами, даже и с такими, которые ему давно известны.

Солдат должен помнить, что по долгу службы и присяги он обязан хранить в глубоком секрете все военный тайны, о которых он знает. Передавая их частным лицам, — в числе коих могут быть и трудно-распознаваемые или трудно подозреваемые опытные шпионы, — солдат становится, неожиданно для себя, изменником, продающим свое отечество, или, другими словами, он становится шпионом.



Пример исполнения долга.

Недавно этого года Мизгальский задумал, путем знакомства и угощения вахмистра 12-й пограничной Калинской бригады Клименко, добыть от него секретный мобилизационный план бригады, но, как и шпион Сментык, ошибся в расчете.

Вахмистр, помня долг службы и присяги, не поддался искусителю, а о подговоре Мизгальского доложил своему командиру отряда Поручику Петрову, который и организовал задержание Мизгальского, с намеренно переданным последнему поддельным пакетом, с планом будто бы мобилизации, каковой пакет Мизгальский спрятал у себя под платьем и был, с ним уже, задержан.



Измена своему Государю и отечеству и наказание за это.

Если кто шпионит против своего Государя, своего отечества, тот, является величайшим и гнусным шпоном среди прочих преступников и злодеев.

Позора, который навлекает на себя изменник, оказывавший услуги шпиону «тем не смыть, ибо, нарушив клятву, данную Богу перед Крестом и Святым Евангелем, он продает самую драгоценную из святынь русского человека — Мать Родину, за что, будучи уличен, подлежит наказанию: в военное время — смертной казни, а в мирное — каторжными работами.



Заключение:

Как надо бороться со шпионами, чтобы прекратить шпионство.

Чтобы свести на нет попытки шпионов выведывать сведения о наших военных секретах необходимо:

1) О военных секретах и порядках в своей части никогда и ни с кем посторонним, даже со знакомым, не разговаривать, уклоняясь так или иначе от таковых разговоров.

2) Вообще избегать навязывающихся на знакомство неизвестных лиц.

3) Натолкнувшись на такое лицо, которое своим поведением внушает ему подозрение, солдат не медля должен доложить об этом непосредственному начальству.

4) Если солдат поймает кого-нибудь на месте преступления, скажем примерно при фотографировании, или рисовании крепости, или при записывании в книжку заметок, или при расспросах его лично, или других солдат о разных военных предметах и при близком нахождении подозреваемого в шпионаже лица к крепости, магазину, складу оружия, казармы, порохового погреба — то должен немедленно принять меры к задержанию такого лица и доставить его к начальству.

5) Если знакомое или незнакомое лицо будет предлагать солдату деньги или подарки за то, что он даст сведение, составляющее военную тайну, то, сделав вид, что принимает таковые, он должен неизвестного задержать, а об известном, оставляя его на свободе и в убеждении о готовности служить ему, докладывать ближайшему начальнику, представляя и подкуп, как мы видели из примеров практики наших солдат — задержателей шпионов.



Награда за находчивость в исполнении долга и присяги.

В заключение приведем приказ Командира Корпуса, указывающей как высоко ценятся где низшие чины, которые выполняют изложенные выше указания по отношение к обнаружению шпионов и их работы.



Приказ по Корпусу с объявлением ВЫСОЧАЙШЕГО повеления о наградe за открытие шпионской деятельности.

При этом приказ по войскам Отдельного Корпуса Пограничной Стражи от 12 января сего 1913 года за №6 о молодецких действиях рядового стражника Кузьмы Беловецкого объявлено следующее:

«11 декабря 1912 года рядовой Дружкопольского отряда 16 пограничной Волынской бригады Кузьма Беловецкий, будучи часовым на границе, заметил на австрийской территории трех австрийских жандармов с лопатами и топорами, которые производили работы в лесу невдалеке от черты границы.

Желая проследить, что делают жандармы, рядовой Беловецкий незаметно скрылся в кусты и стал внимательно наблюдать, но вскоре жандармы отошли дальше от границы и скрылись в лесу.

На другой день, с утра, рядовой Беловецкий снова был назначен часовым на тот же участок и, обходя таковой, подробно осмотрел то место, где накануне видел австрийских жандармов, при чем обнаружив тонкую, едва заметную проволоку, которая была спущена с большого дерева у телефонного столба и соединялась с нашей телефонной линией.

Прибывший на тревогу командир отряда, ротмистр Архипов, после подробного осмотра места, где было произведено соединение телефонов, обнаружил, что наброшенная на нашу телефонную линию проволока шла по дереву к земле (на австрийской территории), а затем соединялась с подземными телефонными проводами, зарытыми в австрийском лесу в направлении к австрийской будке, находящейся в 200 саженях от черты границы.

Означенное соединение телефонов было сделано австрийцами, чтобы перехватывать наши служебный телефонограммы.

По данному докладу Шефа Пограничной Стражи, ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ благоугодно было ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕМУ повелеть наградить рядового Беловецкого.

Объявляя о столь милостивейшем знаке ЦАРСКОГО внимания по войскам вверенного мне Корпуса, награждаю рядового Беловецкого Высочайше утвержденными нагрудным знаком за №162 и часами за №8; за отличие по пограничному надзору.

Да послужит внимательное и сознательное отношение молодца Беловецкого к обязанностям службы и интересам Родины примером высокого понимания своего долга.

С такими, молодцами не страшны Русской армии ни враги её, ни шпионы.

Еще раз спасибо рядовому Беловецкому, а начальствующим лицам, воспитавшим столь преданного и верного слугу Отечества, объявляю мою искреннюю благодарность».

В других случаях задержания шпионов, произведенных, по долгу службы и присяги, солдатами, последние, помимо благодарности, награждаются еще знаком отличия Св. Анны, в соединение с денежной наградой от 10 до 100 руб., в зависимости от важности случая.

Надо всегда помнить, что «За Богом молитва, а за Царем служба».

Источник: http://www.simvolika.org/vv048.htm
Информация добавлена: Арсен Мелитонян