Штабс-капитан 71-го пех. Белевского полка, Очеретько Митрофан Михайлович, потомок запорожских казаков, уроженец. Полтавской губ., Лубенского уезда, Засульской волости, села Матяшовка. Родился 4-го июня 1884 г.; православный; женат; имеет двух детей. Окончил Лубенское 6- тиклассное сельско- хозяйственное училище, затем Одесское юнкерское училище младшим портупей- юнером по 1-му разряду, а также главную гимнастическо-фехтовальную школу в Петрограде по 1-му разряду. По окончании курса выпущен Вып. I. подпоручиком в 71-й пехотный Белевский полк. За боевые отличия получил ордена до ордена Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом, орден Св. Георгия 4-й ст., а также чин штабс-капитана. „Мой рассказ, — говорит Очеретько, - относится к бою при деревне Венглин, Люблинской губернии, на линии Люблин - Холм, где в боях участвовал наш полк.
10-го августа 1914 года нашей дивизии было приказано атаковать Здеховицкие позиции, представлявшие собой холмистую местность, изрытую оврагами, ручейками и пересеченную рощей и перелесками. Три батальона нашего полка были в боевой линии, а четвертый в резерве.
Вскоре выяснилось, что перед нами силы противника, значительно превосходящая нас численностью. Вследствие этого резервный батальон был влит в боевую часть. 1-й, 2-й и 4-й батальоны расположились в лесу, откуда и должны были вести наступление на неприятельские позиции, представляющая собой несколько укрепленных возвышенностей. 3-й батальон, в котором находился я, был отделен от вышеуказанных батальонов своего полка рвом, покрытым лесом и кустарником. Продолжением рва была дорога на Красник, принятая нами во внимание на случай отступления.
На наш 3-й батальон была возложена самостоятельная задача: атаковать находящуюся вблизи деревушку Венглинек и выбить засевшего в ней неприятеля. Будучи до известной степени отрезанными от своего полка, мы не имели возможности наблюдать за происходившими там действиями. Как выяснилось впоследствии, наши, при выходе из леса, подверглись жестокому ружейному и артиллерийскому обстрелу неприятеля, были им потеснены, после чего враг перешел в контрнаступление, имея намерение, обойдя полк, отрезать ему дорогу на Красник.
Таким образом, трем означенным батальонам приходилось отступать, не имея возможности поставить нас в известность о предпринятом решении.
Между тем, наша часть, развертываясь под неприятельским артиллерийским огнем, несла незначительные потери и вскоре перешла в наступление на открытом месте, находясь приблизительно в 1500 шагах от австрийской позиции. Продолжая наступление и приблизившись к неприятелю на расстояние 600 шагов, мы попали в сферу ружейного и пулеметного огня, понеся большие потери в составе офицеров: батальонный командир был ранен, один ротный командир — убит, второй — смертельно ранен, третий и четвертый — ранены тяжело. Из офицеров остался в живых один я, вследствие чего и принял командование батальоном. В это время части противника находились от нас шагах в 400, охватывая и тесня наши фланги. Видя безвыходность положения, я решил пожертвовать двумя пулеметами, чтобы дать возможность отойти батальону.
Продвинув пулеметы вперед шагов на 15—20 и установив их на небольшой возвышенности, покрытой высоким клевером, я отдал приказ батальону отступать при первых наших пулеметных выстрелах.
В это время противник получил подкрепление частью из леса, частью из окопов и густыми массами начал надвигаться на нас. Я открыл пулеметный огонь и тем дал сигнал своему батальону начать отступать.
Передовые части противника подошли незаметно лощиной на 150—200 шагов к нашей позиции, с целью броситься на нас в атаку без выстрела. Выждав момент и подпустив неприятеля шагов на 100, я развил ему в упор усиленный пулеметный огонь: все наступающие были уничтожены.
Видя, что наш батальон успел уже отступить и нас на пригорке осталось 8 человек при двух пулеметах, мною было принято решение также отойти, но при первой попытке подняться с места двое из нас были ранены огнем противника, расположенного слева и незамеченная нами до сего времени. Сосредоточив внимание на этой стороне, мы снова увидели значительное количество австрийцев, проходящих мимо нас с фланга. Повернули пулеметы и открыли огонь, которым уничтожили и эту часть.
Уйти с позиции, не будучи замеченным с какой-либо новой стороны, не представлялось возможным, почему нами было принято решение ждать вечера.
С наступлением сумерек мы отправились по следам отступившего батальона, но в это время нами была замечена австрийская батарея на расстоянии 700 — 800 шагов, менявшая позицию.
Соблазн был велик и желание новой победы охватило нас. Опьяненные успехами минувшего дня, мы осыпали неприятеля последними оставшимися у нас пулеметными патронами, в результате чего вся батарея была разбита.
Ночью поднялся ливень, шум которого помог нам благополучно пробраться через лес и отправиться на поиски своего полка.
За вышеописанные боевые действия, нанесение большого урона противнику, не оставив ему никаких трофеев, и за спасение всего 3-го батальона я был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени .
Впоследствии я участвовал еще в сорока семи боях, был контужен два раза, но оставался в строю. В последнем бою 13-го декабря 1914 года, при деревне Бржустов, я получил серьезную рану в область поясницы. Пули до сих пор находятся между 4-м и 5-м отростками поясничных позвонков, вследствие чего произошел паралич левой ноги, и я был отправлен на излечение в один из Петроградских госпиталей. Теперь чувствую себя сравнительно хорошо и снова собираюсь на позиции".
Так скромно рассказывает герой о своих выдающихся подвигах.

Информация: http://akosinov.jimdo.com/герои-великой-войны/


Информация добавлена: Арсен Мелитонян

http://akosinov.jimdo.com/герои-великой-войны/" data-title="ОЧЕРЕТЬКО МИТРОФАН МИХАЙЛОВИЧ" >