ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
В Вашем семейном архиве есть свидетельства Первой Мировой Войны,
создайте свою страницу,
поделитесь этими документами со своими потомками

Сохраним историю вместе

Алекесандр Станиславович Карницкий

МОЙ  ДЯДЯ  –  ГЕНЕРАЛ  КАРНИЦКИЙ

Автор - Ростислав Полчанинов

Алекесандр Станиславович Карницкий был женат на второй двоюродной сестре моего отца грузинке Юлии (её кажется так звали) Асациани. Вообще, сведения в Интернете о генерале русской и польской службы А.С. Карницком, неполны и неточны. В одном месте сказано, что у него был один сын, в другом, что у него было два сына, и нигде не было сказано, что у него была ещё и дочь Мария, или Мака.
Известно, что А.С. Карницкий, польский дворянин,  родился в Ловиче (по другим сведениям в Тифлисе (ныне Тбилиси), 30 января 1867 г. (вероятно по старому стилю) и перешёл в православие. Сын Юзеф (Иосиф), вероятно, родился до 1917 г. и, следовательно, по законам царского времени, должен был быть крещен в православии, так как один из родителей, в данном случае мать, была православной. Возможно, что это было одной из причин перехода Александра Станиславовича в православие.
Окончив 6 классов Варшавской гимназии, Александр Станиславович поступил 11 июля 1885 г. вольноопределяющимся в 39-й драгунский Нарвский полк и, окончив Тверское кавалерийское училище, был произведен в корнеты 18 марта 1890 г. Он вернулся в Нарвский полк и был произведен в поручики (18 марта 1894 г.), штабс-ротмистры (15 марта 1896 г.) и в ротмистры (15 марта 1900 г.) Участвовал в подавлении Боксёрского восстания в Китае в 1900-1901 гг. и за боевые отличия был награждён орденами св.Станислава 3-й степени с мечами и бантом, св. Анны 3-й степени с мечами и бантом, св.Владимира 4-й степени с мечами и бантом (все в 1901 г.) и св.Станислава 2-й степени с мечами в 1902 г.
Участвовал в Русско-японской войне 1904-1905 гг., 23 августа 1905 г. был произведен в подполковники и награждён орденами св.Анны 2-й степени с мечами в 1904 г. и св.Анны 4-й степени в 1905 г.
С 7 апреля 1910 г. служил в Заамурском округе в Отдельном корпусе пограничной стражи. Был произведен в полковники 30 апреля 1910 г. и в 1913 г. награждён орденом св.Владимира 3-й степени.
Участвовал в Первой мировой войне 1914-1918 гг. За доблестную атаку в районе Городенки 28 апреля 1915 г. был произведен в генерал-майоры и за этот же подвиг 30 декабря 1915 г. был награждён офицерским орденом св.Георгия 4-й степени.
Орденом Св.Георгия 3-ей степени был награждён 15 июня 1917 г. (цитирую по Интернету): «За то, что, в бою 28 Ил. 1916 г. у д. Нетерпинце, лично командуя вверенным ему 2 пограничным Заамурским конным полком, и видя, что германцы густыми цепями ведут с высот 384 и 374 в атаку на левый фланг 135 Керчь-Еникольского полка и в образовавшийся прорыв между частями наванного полка и 49 пехотного Брестского, угрожая этим частям и двум выдвинутым вперед сотням полка быть отрезанными от переправы у д. Нетерпинце, он, невзирая на неравенство сил (около 4 батальонов германской пехоты) с полным самоотвержением внезапно бросился в конную атаку под ураганным артиллерийским и оружейным огнём с оставшимися в его распоряжении 4 сотнями полка, привёл противника в полное растройство, частью изрубив и частью обратив в бегство, чем оказал самое решительное содействие нашей пехоте, дав возможность заполнить образовавшийся прорыв и прочно закрепить своё положение» (15.06.1917)».
25 августа 1917 г. был назначен командующим Кавказской кавалерийской дивизией, и вскоре, в чине бригадного генерала, заместителем командира 1-го Польского армейского корпуса генерала Довбор-Мусницкого русской армии. (Все даты до 1917 г. включительно, вероятно, по старому стилю).
27 января 1919 г. вступил в польскую армию с чином бригадного генерала. С июля (или сентября) 1919 г. по август 1920 г. возглавлял польскую военную миссию при Главнокомандующем Вооружёнными силами Юга России,
Был также награждён и иностранными орденами:  прусским орденом Короны 3-й степени с мечами (1903), вероятно, за освобождение иностранных посольств в Пекине от осады боксёров, японским орденом Восходящего солнца 3-й сепени (1912), китайским орденом Звезды 3-й степени 2 класса (1913).
В своём романе «Лева вольна» Йозеф Мацкевич писал про Пилсудского: «Пилсудский не только не осознал, что такое большевизм, но действовал в каком-то тумане, оторванный от окружающей действительности» и далее: «Пилсудский пошёл на тайное соглашение с большевиками и сохранял «нейтралитет», ожидая, пока красные победят белых. Командующим армиями был отдан строго секретный приказ ни под каким видом не оказывать помощи войскам Деникина. Пилсудский дал лично капитану Боернеру для передачи Мархлевскому, а через него Ленину, заверение, что сделает всё возможное, чтобы не допустить победы контрреволюции в России»
Пилсудский не должен был бояться лозунга Деникина «Россия великая, единая и неделимая», так как сам Деникин заверил его, а Верховный правитель Колчак подтвердил, что Россия признает независимось Польши. И одно и другое заявление были сделаны на основании манифеста от 1914 г. императора Николая 2-го о даровании Польше независимости после конца войны. Пилсудский, как командующий польским легионом в рядах австро-венгерской армии, не мог не знать о существовании этого манифеста.
Надо думать, что социалисту Пилсудскому большевики были идеологически ближе чем белые контрреволюционеры. Он сделал выбор и пошёл на обман, не только Деникина, но и своего польского генерала Карницкого, который был убеждён, и убеждал в этом Деникина, что у Белых и Польши общий враг – большевизм. Если б не двуличие Пилсудского, в польской истории не было бы ни Катыни ни коммунистической власти в 1944-1990 годах.
В Интернете, в статье «Белое движение и «Польский вопрос» »  говорится:  «В сентябре 1919 г. в Таганрог была направлена польская миссия во главе с генерал-лейтенантом Русской Императорской армии, кавалером орденов Святого Георгия 4-й и 3-й степени А.Карницким. В состав делегации входили дипломатический секретарь Соколинский, поручик Михальский (будущий глава польской миссии в Крыму 1920 г.), адьютант генерала Карницкого поручик И.Радинский и князь Любомирский. Делегация была официально «наделена почти неограниченными полномочиями вплоть до права на заключение оборонительного и наступательного союза против большевиков». В состав делегации входил так же и майор германской службы В.Пшездецкий, который в разговоре с офицером штаба ВСЮР – Вооружонных сил Юга России полковником бароном А.Л. Нолькеном сказал, что если поляки будут проливать свою кровь на русской земле и не будут знать, какую цену готова Россия за это заплатить, то им здесь делать нечего. Узнав об этом, ген. Деникин вызвал ген. Карницкого для объяснений. Ген. Карницкий принёс извинения, а майора Пшездецкого исключил из состава миссии и вернул в Варшаву.
Приходилось ген. Карницкому объяснять ген. Деникину и задержки на польском фронте. Они официально объяснялись необходимостью перегруппировки войск или иными тактическими соображениями. Не предполагая обмана, Карницкий верил этим объяснениям. Ген. Карницкий часто разговаривал с моим отцом, который служил у Деникина в штабе, откровенно, как с родственником. Он жаловался на отношение русских офицеров к нему и к другим, перешедшим из русской армии на польскую службу. Он говорил, что именно они друзья России, а не поляки, служившие в австрийской или немецкой армиях. Жаловался и на своих поляков, которые ведут боевые действия, как он считал, слишком нерешительно.
Когда Пилсудский отозвал польскую миссию обратно в Польшу, то Карницкий в чине генерал-поручика (был произведен 4 июня 1920 г.) был назначен командиром 1-й (или 2-й) кавалерийской дивизией на Украине.
Узнав, как Пилсудский обманывал Деникина и его самого, в апреле 1921 г. подал в отставку и поселился с семьей в Быдгошче. Дочка Мака (Мария) поступила в университет, переехав в Варшаву. Мы познакомились когда она гостила в Сараеве у тёти Нади в августе 1939 г. Время было тревожным, но Мака не верила в возможность нападения Германии на Польшу.
Моя первая встреча с Макой была на квартире у тёти Нади. Димы, сына тёти Нади, не было дома, а тётя хлопотала на кухне. Мака, только что познакомившись, перевела разговор на политику.  Она спросила меня не монархист ли я, и, получив утвердительный ответ сказала, не без досады: «Все вы, русские, монархисты».
Тут я почувствовал, что Мака, хотя и говорила прекрасно по-русски, ни русской, ни даже полу-русской, себя не считала. Я ей старался объяснить, что живя в королевстве Югославии и будучи лояльным королевскому правительству, я не могу не быть монархистом. Югославия была конституционной монархией, и только личность короля объединяла сербов, хорватов и словенцев.
Мака, вспомнив польскую историю, сказала, что конституции бывают разные и что у Польши, слава Богу, сейчас хорошие и конституция, и правительство. Состояние Европы в августе 1939 г. не давало повода для оптимизма, и Мака с досадой говорила о предательстве Чехословакии её союзниками и покровителями Британией и Францией. Мака сказала, что у Польши вся надежда на Сталина и Советский Союз, с которым у Польши договор о взаимной обороне. Я, конечно, возразил, что Сталину верить нельзя, что у него такой же договор и с Гитлером и нацистской Германией, но переубедить Маку не смог.
К вопросам политики мы больше не возвращались. Помню, что я показывал Маке мусульманскую часть Сараева и что ей она очень понравилась. Она говорила, что не ожидала видеть нечто подобное в Европе, а ей сказал, что и в Турции она ничего подобного не увидит, так как Кемаль, взяв курс на европеизацию Турции, лишил её вот этой самой экзотической прелести.
У ген. А.С. Карницкого было два сына. Старший Юзеф был генерал-поручиком польской армии, а младший, во время Второй мировой войны сражался против немцев во Франции, командуя полком польских эмигрантов «Сокол». Мака в годы войны принимала участие в польском сопротивлении, конец войны её застал в Германии, откуда она потом уехала в Аргентину.
В семье Карницкого в Быдгошче, примерно до лета 1929 г. жил ещё Дима, сын сестры его жены Нади от первого брака с Бодиско. Как он попал к Карницким, не знаю. Тётя Надя, после смерти своего второго мужа, ген. Стрельникова, устроившись с работой и квартирой, выписала к себе Диму. Дима был лет на пять старше меня и не проявлял ко мне инереса. В Польше он был харцером (скаутом) и летом любил гулять по городу в форме харцера, в фуражке с четырёхугольнм верхом, обращая на себя внимание прохожих.
В 1939 г. ген. А.С. Карницкого немцы депортировали в Кутно, где он скончался 12 ноября 1942 г. В 1946 г. прах ген. Карницкого был перезахоронен в Быдгошче.

Благодарю Игоря Владимировича Домнина и дочь Людмилу Селинскую за помощь в работе над этой статьёй.


Информация добавлена: Константин Пахалюк

Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Победитель конкурса Патриот России - 2014Победитель конкурса "Патриот России" - 2014"